Мелита Вуйнович

(Фото: Андрей Любимов / РБК)

«Есть четыре сценария для разного типа стран»

— 11 марта гендиректор ВОЗ Тедрос Гебрейесус объявил пандемию коронавирусной инфекции. Что это значит?

— Он ничего не объявил. Удивительно, что месяц никто не слушал нашего генерального директора, но, как только он сказал слово «пандемия», все сразу стали слушать. Его слова означают, что сейчас поменялось само описание эпидемии — она набирает пандемический размер. Он сказал, что мы не смогли остановить распространение вируса на уровне одной-двух стран, он обнаружен более чем в ста странах.

Китайский коронавирус. Самое актуальное на 15 марта

Общество

Он использовал более драматичную подачу информации, чтобы государства и правительства поняли, что существует возможность остановить распространение, но нужно действовать. Если сейчас не остановить распространение вируса, масштаб его распространения будет огромным. Если принимать меры немедленно, ввести меры изоляции, то не будет новых завозов вируса, не будет человеческих потерь, да и потери для экономики будут ниже.

www.adv.rbc.ru

— Что сейчас рекомендует делать ВОЗ?

— Рекомендации остались прежними. Десять дней назад мы подняли уровень оценки риска коронавирусной инфекции для всего мира на «очень высокий», это не вопрос того, есть ли пандемия или нет, а вопрос принятия мер для защиты здоровья всех людей. У нас есть четыре сценария для разного типа стран.

Первый сценарий для стран, где нет вируса, — в таких необходимо главным образом информирование населения и тех, кто приехал из других стран, чтобы они прошли все необходимые процедуры для выявления возможной инфекции.

Второй сценарий — это для стран, где все еще единичные случаи заражения, около 20 случаев, — для них также необходимо обнаружение вируса и широкое информирование населения о мерах профилактики.

Третий сценарий для стран, где цепочка зараженных длиннее, но тем не менее она позволяет проследить распространяемость вируса, от кого к кому он передавался.

Четвертый — для стран, где началась местная передача. Это то, что происходит сейчас в Италии, то, что было в Ухане. Он предусматривает комплексные меры, которые будут ограничивать дальнейший перенос инфекции.

Как в разных странах борются с коронавирусом. Фоторепортаж

Фотогалерея 

Наши эксперты были в Ухане, опыт очень положительный. Меры, которые они приняли, впечатляют, можно сказать, что Китай справился с эпидемией. В Южной Корее тоже вспышка заболеваемости была, как взрыв, но там очень хорошо проинформировали население, идентифицировали случаи и контакты, что тоже позволило взять ситуацию во многом под контроль.

Китайский коронавирус. Самое актуальное на 15 марта

Общество

— Почему в Италии столько смертельных случаев?

— Потому что невозможно распознать эпидемию сразу. Там, видимо, сразу заболело очень много людей, но как это случилось — непонятно, в настоящий момент ведутся исследования совместно с экспертами. Люди могли просто не понимать, что они больны, не знать о симптомах и о том, куда с ними надо обращаться. Чем старше население, тем больше смертность, поэтому в Италии более 1 тыс. смертей.

— Каков прогноз смертности?

— Смертность сейчас около 3%, но точную цифру мы узнаем, когда эпидемия закончится. Пока мы не видим смертности детей и молодых людей, но по мере увеличения возраста заболевших растет смертность. В возрастной группе старше 80 лет (не везде) смертность может достигать 14%.

— Как заболевание у детей проходит?

— Дети заболевают, но в легкой форме, протекающей в форме ОРВИ, пока смертных случаев не было. Это не значит, что не надо сразу лечить или помещать в изоляцию. Надо сразу вызывать врача и принимать меры.

Мелита Вуйнович

(Фото: Андрей Любимов / РБК)

— Домашние животные могут быть переносчиками?

— Мы работаем с Международной организацией по охране здоровья животных для изучения этой проблемы. В настоящее время нет доказательств того, что домашние животные, такие как собаки и кошки, заразили людей вирусом COVID-19.

— Есть случаи повторного заражения?

— Этого мы пока не знаем, поэтому сейчас и стараются прослеживать каждого пациента. Китай в этом плане делает огромную работу, там публикуется два десятка научных статей каждый день.

— Пик заболевания пройден?

— Об этом пока невозможно говорить, нет достаточных данных.

В Москве ввели ограничения для больниц и школ из-за коронавируса. Главное

Общество

«Вакцина от коронавируса сейчас разрабатывается»

— Чем нынешняя эпидемия отличается от, например, «испанки» 1920-х годов?

— Образно говоря, тогда проблема была в том, что на нас напала собака, а сейчас напала кошка — разное семейство вирусов, разный генетический потенциал и механизм действия, хотя в обоих случаях инфекции были респираторные. Отличие двух ситуаций в том, что тогда не было антивирусных препаратов, мир был открыт, мер реагирования почти не было, поэтому и данных о смертности от испанки точных нет. Поэтому и в вопросе смертности сравнивать нельзя.

— На какой стадии находится разработка вакцины?

— Вакцина от коронавируса сейчас разрабатывается. Все, кто занимается вакцинами от гриппа, занимаются разработкой и этой вакцины, никаких новых участников в этом процессе нет. В России это «Вектор». Люди никогда не понимают четко процесс создания вакцины — это не вакцина по типу той, что разрабатывал Пастер, это генетический материал, который помогает клеткам вашего организма, лейкоцитам узнать, что что-то нежелательное зашло в организм. Вакцина, грубо говоря, формирует память у лейкоцитов, чтобы в случае появления вируса они его узнали и начали борьбу. От введения такой вакцины никто не может заболеть, в ней нет вируса, там кусочек генетического материала, который помогает организму узнать, кто в него попал. Это тонкое дело, высокий пилотаж, чтобы мы могли быть уверены, что оно работает, поэтому нужно много тестов, и поэтому трудно делать прогноз по времени создания вакцины.

От гриппа проще сделать вакцину, генетически вирус гриппа быстрее мутирует, поэтому от ВОЗ каждый год идет объявление о новом типе и разрабатывается вакцина. Если вирус полностью новый, как было со свиным гриппом 2008 года, нужно времени больше. Мало кто знает, что сейчас сезонная вакцина от гриппа содержит H1N1.

— Как будет тестироваться вакцина от коронавируса?

— Как обычно, в соответствии с протоколом и на добровольцах. Протокол подобных тестов разработан, он очень строгий, никто не будет массово тестировать на населении, но медперсонал, лечащий от коронавируса, сможет найти добровольцев и провести необходимые тесты.

— Можно ли верить выводам китайских, иранских ученых? В политике не у всех высокое доверие к информации из этих стран.

— О чем это вы? У нас очень хороший, положительный опыт взаимодействия со всеми странами мира. Если бы видели, как сотрудничают ученые друг с другом, уровень беспрецедентен.

Мелита Вуйнович

(Фото: Андрей Любимов / РБК)

«Независимо ни от чего — мойте руки»

— Какие основные меры: мыть руки или протирать их спиртовым раствором, что еще делать?

— Если чихаете, закрывайте рот и нос, независимо ни от чего — мойте руки. Руки надо мыть не менее 20 секунд, тщательно промывая между пальцами, тыльную сторону ладони. Мыть руки надо не только после посещения уборной, но и до. Удивительно, конечно, что в XXI веке мы вынуждены повторять и заново учить многих базовым принципам гигиены.

После мытья не закрывайте чистыми руками кран — используйте для этого локоть или салфетку. Если вы здороваетесь с кем-то за руку, нет ничего страшного в том, чтобы использовать после этого санитайзер при всех. Важно не допустить передачу вируса с рук на слизистую. В этом смысле самое опасное — слизистая оболочка глаз, поэтому не рекомендуется трогать лицо и область вокруг глаз.

— Почему все принимаемые сейчас ограничения на две недели в основном рассчитаны?

— Сейчас из-за опыта Уханя мы знаем, что инкубационный период — от момента попадания вируса до появления симптомов — составляет в основном до 14 дней. Обычно симптомы проявляются еще быстрее — через три, пять, семь дней. Если у человека были симптомы, он болел, то после того, как симптомы исчезли, надо провести еще две пробы с разницей в 24 часа, обе должны быть отрицательными, чтобы можно было говорить о выздоровлении.

— Изоляция людей — это не слишком серьезная мера?

— Главное сейчас остановить передачу вируса от человека к человеку. Конечно, изоляция — это не очень приятно, но в современных условиях многие работают из дома. У нас, например, в региональном офисе в Копенгагене, в соседнем офисе, нашли у человека вирус, закрыли помещение. Весь офис ВОЗ работает из дома — никто не чувствует разницу, все нормально идет. Очень много современная технология позволяет. Изоляция — это солидарность, мы не боремся против людей, мы боремся с вирусом, который не видим. В конце концов, у нас что нет двух недель жизни, чтобы позаботиться друг о друге?!

— Если сейчас все же человеку необходимо переехать из одной страны в другую, на чем это делать?

— Если лететь на самолете, то надо понимать, на два ряда вперед-назад и налево-направо вы в зоне возможного заражения, если летит инфицированный. Ну а дальше надо исполнять то, что говорят местные власти.

— Во всех странах единый стандарт обнаружения инфекции?

— Вирус обнаруживается только тест-комплексом, он у стран разный.

— Как оцениваете готовность России?

— Моя задача не давать оценки. Но то, что мы видим и знаем, показывает, что готовность хорошая. У нас хорошее сотрудничество с Минздравом и Роспотребнадзором. Что бы я хотела увидеть — больше информации для населения, повышения осведомленности.

— В России сейчас несколько массовых мероприятий готовится — от голосования по поправкам в Конституции 22 апреля до парада Победы. ВОЗ как относится к необходимости проведения таких мероприятий сейчас?

— В мандат ВОЗ не входит принятие решений отменить или не отменить какие-либо событие. Поскольку каждое массовое мероприятие отличается от других, факторы, которые следует учитывать при определении необходимости отмены или проведения мероприятия, также могут различаться. Любое решение об изменении запланированного мероприятия должно основываться на тщательной оценке рисков и способов управления ими, а также уровня подготовки и планирования.

Мелита Вуйнович в 1984 году окончила медицинский факультет Белградского университета.
2006–2008 годы — проходила обучение в магистратуре по менеджменту в медицине в Белграде.
2003–2011 годы — работала в офисе ВОЗ в Сербии.

2011–2017 годы — глава национального офиса ВОЗ в Казахстане.
С марта 2017 года является специальным представителем ВОЗ в России.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Полина Химшиашвили

Источник