Фото Getty Images

Ответственное инвестирование часто критикуют за то, что оно якобы не приносит такого же дохода, как более «аморальные» вложения. Но в новом мире правила экономической деятельности будут диктовать именно «идеологически заряженные» инвесторы

Похоже, что доминирующая еще недавно парадигма финансового рынка «деньги ради денег» уходит в прошлое. Речь идет ни много ни мало о пересмотре всей философии инвестиционной деятельности. Крупнейшие институциональные инвесторы мира демонстрируют новый социальный запрос на ответственное поведение. На рынке основной ценностью становится не зарабатывание дивидендов любой ценой, а зарабатывание дивидендов при улучшении жизни людей.

Эксперты McKinsey сформулировали новую философию лонгтермизма (long-termist), приверженцы которой выступают против так называемого «квартального мышления» — ориентации на финансовые показатели компаний и рынков за квартал. Квартальные отчетности убивают человеческие ценности, утверждают они. В погоне за ростом прибыли и котировок экономика пришла к тому, что жизнь миллионов людей ухудшается, и это неизбежно приводит к кризисам. Инвесторам же, с точки зрения McKinsey, важно стратегическое мышление: как изменить экономику, чтобы увеличивалось благосостояние людей и происходил рост ВВП в устойчивом режиме.

Кризис капитализма

Устойчивые инвестиции, или инвестиции влияния (Impaсt Investing), — набирающее силу движение, опирающееся, с одной стороны, на авторитетные общественные и экспертные организации, а с другой — на институциональных инвесторов самого разного уровня: от крупнейших в мире фондов до небольших компаний национального или регионального масштаба.

Концепция инвестиций влияния очень близка к другому активно развивающемуся сейчас движению — ответственного инвестирования, основанного на ESG-факторах (Environmental, Social, Governance). Речь идет о ценностно ориентированных вложениях для изменения к лучшему экономической, социальной и экологической ситуации. Другими словами, в рамках инвестиций влияния инвесторы вкладываются только в компании, деятельность которых направлена на улучшение окружающего мира.

Концепция социальных и экологических ценностей стремительно распространяется среди акул финансового рынка. В прошлом году Ларри Финк, директор крупнейшей в мире управляющей компании BlackRock, у которой в управлении находятся больше $6 трлн, написал письмо, в котором признал, что капитализм, основанный только на доходности и на прибыльности, терпит крах.

«Сегодня общество заинтересовано в том, чтобы и частные, и государственные компании решали социальные задачи, — написал инвестор. — Для того чтобы преуспевать в долгосрочном периоде, любая компания должна не только повышать свое благосостояние, но и приносить пользу всему обществу. Работа компаний должна идти на пользу всем собственникам бизнеса, акционерам, работникам, клиентам, а также всему обществу в целом».

И с ним трудно не согласиться. Ключ к устойчивому развитию — комплексная социальная и экологическая трансформация бизнеса, в том числе инвестиционного.

Рынок высоких ценностей

На конец 2017 года общий капитал impact-инвестиций, находящийся под управлением 229 финансовых организаций, составил $228 млрд (рост в два раза по сравнению с 2016 годом). Общее количество сделок в этой сфере составило примерно 11 100 в 2017 году, что на 58% больше показателя 2016 года.

По данным исследования GIIN, индустрия инвестиций влияния заметно увеличилась в мире за последние несколько лет и имеет значительные перспективы для роста в будущем. Объем средств, вложенных 225 организациями в сделки на этом рынке, составил $35 млрд по итогам 2017 года и, по оценкам, может увеличиться на 8% в текущем году.

Примечательна структура сделок рынка инвестиций влияния: в прошлом году около 41% средств было вложено в инструменты долгового частного капитала, на инструменты прямых инвестиций пришлось 18%, а на листинговые акции — 14%. Таким образом, гиганты биржевого рынка оказались не главными получателями денег «инвесторов влияния».

Согласно исследованию GIIN, 64% вкладчиков намеревались получить доход на уровне рыночной процентной ставки с учетом риска, 20% были готовы к ставке ниже рыночной, хоть и близкой к ней, 16% ориентировались лишь на сохранение своих вложений.

Новый модный тренд

Все больше инвесторов и политиков в развитых странах мира становятся сторонниками социального и «зеленого» (экологически ответственного) общества. Так, например, в 2014 году только занявший тогда пост премьер-министра Японии Синдзо Абэ выступил с концепцией «трех стрел», которая впоследствии получила название «абэномика».

Эти три стрелы — борьба с дефляцией, «зеленая» инфраструктура, рост благосостояния и качества жизни. Одна из задач в рамках третьей стрелы — увеличение роли женщин в бизнес-среде и обеспечение возможности карьерного роста.

Государственный инвестиционный пенсионный фонд Японии (крупнейший в мире, нужно заметить), выполняя указание премьер-министра, заказал специальному агентству разработку индексов по трем стрелам. Благодаря этому инструменту принципы политики Абэ трансформировались в набор критериев, по которым фонд Японии и ведет инвестиционную деятельность.

К примеру, японцы разработали индекс для оценки самореализации японских женщин в корпоративном секторе. «Этот индекс, — говорит Синдзо Абэ. — позволит нам достичь нашей цели: мы хотим, чтобы женщины сияли».

Инвестиции по совести

В октябре этого года американская некоммерческая организация Social Finance объявила о решении сформировать два инвестиционных фонда влияния общим объемом $2 млрд, направленных на финансирование образовательных учреждений в Индии с целью улучшения успеваемости учащихся, а также на достижение Целей устойчивого развития ООН, включая обеспечение доступного жилья и повышение качества здравоохранения.

В сентябре 2018 года международной природоохранной организацией Rare был сформирован инвестиционный фонд The Meloy Fund I LP в объеме $22 млн для финансовой поддержки компаний в области прибрежного рыболовства в Индонезии и на Филиппинах. Ожидается, что этот фонд окажет положительное влияние на жизнь 100 000 домохозяйств, занятых рыболовством, а также улучшит состояние прибрежной экосистемы.

Также в сентябре этого года фонд инвестиций влияния Health & Wellbeing Challenge Fund, находящийся под управлением британской некоммерческой организации Resonance, предоставил финансирование в объеме £150 000 компании Bluescreen IT, специализирующейся на проведении образовательных семинаров в области компьютерной грамотности и кибербезопасности для молодых людей, имеющих сложности с обучением из-за различных психических особенностей, например гиперактивности или аутизма.

Компании и проекты, которым предоставляется инвестирование, обязаны соблюдать высокий уровень экологических и социальных требований.

Кроме того, предприятия должны развивать инфраструктуру городов, в которых они живут, и решать социальные проблемы своих сотрудников. В области корпоративного управления существуют требования по присутствию женщин, а также представителей национальных меньшинств в советах директоров компаний.

Назад в СССР?

Эти новые подходы напоминают то, что хорошо знакомо по временам СССР, не правда ли?

Параллели достаточно очевидны. В Советском Союзе существовали правила, по которым предприятия должны были иметь собственную социальную инфраструктуру — обеспечивать сотрудников квартирами, путевками на курорты, иметь собственные дома отдыха, пионерские лагеря для детей сотрудников. Предприятия поддерживали населенные пункты, в которых находились, — до сих пор еще моногорода обслуживаются заводскими электростанциями.

В 1990-е годы нам объясняли, что все это неправильно, что нужно заботиться исключительно о собственных интересах, о прибыли. Но спустя четверть века мир возвращается к ценностям, которые были близки нашему обществу.

К сожалению, в России с 1990-х годов получила распространение иная идеология: нужно думать только о прибыли, «сбрасывать» с баланса социалку, а люди пусть думают о себе сами. Во многом такая экономическая философия у нас распространена и сегодня, хотя многие предприниматели понимают, что это путь в никуда.

В странах зрелой экономики через тернии финансового капитализма сейчас прорастает новая общественная система: устойчивое развитие, массовое благосостояние, исключение социальных конфликтов. Пора и России руководствоваться новыми ориентирами как в политике, так и в инвестиционной деятельности.

Источник