Фото: Christian Hartmann / Reuters

  • Обвал на нефтяном рынке продолжается: по итогам торгов вторника, 20 ноября, фьючерсы на североморскую нефть Brent упали на $4,26 (-6,4%) и закрылись на отметке $62,53 за баррель, фьючерсы на американскую нефть WTI упали на $3,77 (-6,6%) и завершили день на уровне $53,43.
  • По ходу торговой сессии котировки Brent падали максимально на 7,6%, до $61,71 — самого низкого уровня с декабря 2017 года.
  • С начала октября цена Brent упала на 28%, WTI — на 30%.

Что стало причиной?

  • Поводом к новому обвалу нефтяных котировок стало общее бегство инвесторов из рисковых активов — прежде всего акций. Фондовые индексы США снизились на 1,7–2,2%, и теперь Dow и S&P находятся на 1% ниже уровней начала года.
  • Последние два месяца были неудачными для американского рынка акций: инвесторы закладывают в свои прогнозы рост процентных ставок и ожидают ухудшения корпоративных прибылей в 2019 году на фоне торговой войны США и Китая. Крупнейшие технологические компании США, известные под аббревиатурой FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google), потеряли за последнее время $1 трлн рыночной стоимости.
  • Рынки по всему миру чувствуют себя не очень хорошо: в прошлом месяце капитализация глобального рынка акций сократилась на $8 трлн — игроки опасаются замедления мирового экономического роста.

«Когда фондовый рынок теряет 8–9%, это вызывает в воображении картины слабой мировой экономики, и это способствует ожиданиям более слабого, чем предполагалось, спроса на нефть», — цитирует Reuters президента Ritterbusch and Associates Джима Риттербуша.

  • Катализатором падения нефтяных цен во вторник стало заявление президента США Дональда Трампа о двусторонних отношениях Соединенных Штатов и Саудовской Аравии после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашкаджи. Недавно американские СМИ сообщили, что ЦРУ пришло к выводу, что убить журналиста в Стамбуле приказал наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, но Трамп в своем заявлении дал понять, что Саудовская Аравия остается партнером США независимо от обстоятельств гибели Хашкаджи.
  • Риск геополитических трений между Эр-Риядом и Вашингтоном был фактором, поддерживавшим нефтяные котировки, но заявление Трампа устранило этот фактор.
  • «Саудовская Аравия является крупнейшим производителем нефти в мире после США. Они тесно работают с нами и проявляют чуткость к моим запросам о том, чтобы поддерживать цены на нефть на разумных уровнях», — эта фраза Трампа послужила источником для спекуляций о том, что США в обмен на снисходительность после убийства Хашкаджи могли заручиться обещанием Саудовской Аравии не сокращать нефтедобычу на декабрьском заседании ОПЕК.

Почему все это напоминает 2014 год?

Теперь инвесторы опасаются повторения сценария 2014 года (тогда в ноябре–декабре цены на нефть упали на 33%), отмечает Bloomberg. Четыре года назад рынок тоже готовился к тому, что ОПЕК сократит нефтедобычу, чтобы поддержать котировки, однако картель решил повременить. На следующий день после разочаровывающего ноябрьского заседания ОПЕК нефтяные цены упали на 10%, а через месяц падение достигло 25%. В 2015 году нефтяные котировки опустились ниже $40 за барр.

  • В 2014 году рынок так же быстро, как в этом году — в течение нескольких месяцев, — переключился с ожиданий дефицита нефти на ожидания ее перепроизводства. Как и в середине 2014 года, когда цены на нефть начали длительное падение со $115/барр., рыночный цикл сейчас — это ускорение нефтедобычи и замедление спроса на нефть.
  • Еще в феврале текущего года Международное энергетическое агентство предупреждало, что нынешний стремительный рост добычи в США напоминает условия, предшествовавшие ценовому краху 2014 года, когда на рынок хлынула американская сланцевая нефть. В начале ноября добыча нефти в США достигла очередного рекорда — 11,7 млн барр./день.
  • Старший рыночный аналитик Reuters Джон Кемп указывает на еще одну параллель с 2014 годом: восстановление американских санкций против Ирана сыграло такую же роль, как в 2014-м перебои с поставками нефти из Ливии и наступление боевиков-исламистов на севере Ирака. Эти события первоначально служили фактором поддержки нефтяных цен (в октябре, перед повторным введением санкций против Ирана, участники рынка всерьез говорили о возможном росте цен до $100/барр.), но затем риски резко уменьшались, открывая дорогу к снижению нефтяных котировок. В 2014 году исламисты не смогли захватить месторождения на севере Ирака, а ливийский экспорт нефти возобновился: сейчас блокады иранского экспорта не произошло, поскольку США в порядке исключения разрешили крупным потребителям иранской нефти продолжать закупки.
  • Аналитики ждут заседания ОПЕК 6 декабря, проводя параллели с заседанием 27 ноября 2014 года. Тогда картель стоял перед выбором — ограничить нефтедобычу, чтобы поддержать цены, или отпустить цены вниз, но при этом не сокращать производство и не уступать рыночную долю американским сланцевым конкурентам. В 2014 году ОПЕК выбрал стратегию защиты рыночной доли в ущерб нефтяным ценам. «Если сейчас они не сократят добычу, гарантирую: все повторится, как в 2014 году», — предупреждает директор инвесткомпании Tudor, Pickering, Holt & Co. Майк Брэдли (цитата по Houston Chronicle).

Автор:
Иван Ткачёв.

Источник