Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Эксперты ​РАНХиГС представили анализ потребительского благополучия россиян на основании данных мониторинга социального самочувствия населения. Практически все граждане России сегодня вынуждены экономить, рассказал РБК старший научный сотрудник Института социального анализа РАНХиГС и один из авторов мониторинга Дмитрий Логинов.

Четыре зоны потребления

По результатам социологического опроса, проведенного в октябре 2018 года, эксперты разделили население России на четыре группы по критерию потребительского благополучия:

  • зона комфорта;
  • зона возможных изменений;
  • зона риска;
  • зона бедности.

В зоне бедности находятся 22% участников опроса, то есть их доходы не позволяют приобретать товары сверх минимально необходимого набора базовых продуктов питания. ​«Значительная часть ​людей в зоне бедности вынуждены выбирать — купить минимальный набор самых простых продуктов (например, картофель, морковь, хлеб) или купить самые дешевые, но необходимые лекарства», — сказал Логинов.

В зоне потребительского риска оказались 35,6% респондентов, их текущие доходы позволяют иметь нормальное питание и покупать повседневную одежду, но приобретение предметов длительного пользования (к таким товарам относятся, к примеру, мебель, компьютер, холодильник, смартфон) вызывает крайние сложности, а ​перспективы повышения материального статуса при этом отсутствуют. Срок использования товаров длительного пользования ​объективно ограничен, рано или поздно они приходят в негодность, а это означает, что люди будут вынуждены начать экономить на еде или взять кредит, отметил Логинов.

Самая нестабильная группа — это зона возможных изменений. В нее попали граждане, которые затруднились оценить свои потребительские возможности в следующем году. Например, для части респондентов в этой группе покупка предметов длительного пользования в настоящее время вызывает сложности, но они ожидают повышения уровня материальной обеспеченности, для других же есть возможность приобрести товары длительного пользования, но они предполагают, что их материальное положение ухудшится в ближайшем будущем.

В зоне потребительского комфорта находятся только 28,3% россиян — столько респондентов сообщили, что могут позволить себе приобрести товары длительного пользования и не опасаются снижения уровня жизни в ближайшем будущем.

Что говорит официальная статистика

Реальные доходы россиян снижались в августе и сентябре 2018 года (на 0,9 и 2,5% к соответствующим периодам прошлого года), однако в октябре, по последним данным Росстата, увеличились на 1,4%.

В третьем квартале 2018 года изменение доходов населения, зарплат и пенсий в реальном выражении составило соответственно 0, 7,2 и 0,4% относительно того же квартала прошлого года. Разрыв в росте доходов и зарплаты, по мнению экспертов РАНХиГС, связан со снижением в реальном выражении объема доходов от предпринимательской деятельности и собственности, а также с увеличением в структуре денежных доходов доли социальных выплат, что связано в том числе с ростом доли лиц старше трудоспособного возраста, получающих пенсию, и уменьшением доли работников трудоспособного возраста.

Численность россиян, живущих за чертой бедности, по итогам 2017 года составила 19,3 млн человек, или 13,2% населения. Майский президентский указ 2018 года поставил перед правительством задачу добиться двукратного снижения бедности к 2024 году. Вице-премьер Татьяна Голикова говорила, что действующие меры пока не дают возможности добиться сокращения числа бедных в два раза, поэтому в 2019 году социальный блок правительства представит дополнительные меры по поддержке граждан.

Спрос частично восстановлен

С 2017 года в массовом сознании макроэкономическая ситуация воспринимается как стабильная, и доля респондентов, не опасающихся неблагоприятного внешнего воздействия на личное благополучие, возросла. Негативное влияние экономического кризиса в октябре 2018 года ощутили на 4,5% респондентов меньше, чем в октябре 2015 года, а неуязвимыми для негативных явлений в экономике считают себя на 13,2% респондентов больше, следует из мониторинга.

Рост оптимизма в оценке влияния экономики на положение домохозяйств способствовал тому, что потребительские стратегии россиян усложнились. Если в 2015–2016 годах режим экономии был главной стратегией для всех групп населения, то в настоящее время эксперты отмечают «расширение потребительской активности относительно обеспеченных групп, стремящихся преодолеть психологический и бытовой дискомфорт, вызванный предшествующим снижением потребления».

Видео: РБК

Однако потребительский спрос восстановился лишь частично, отметили авторы мониторинга. Массовый потребитель по-прежнему является очень чувствительным к цене приобретаемых товаров и услуг. Потребительская активность, определяющая уровень и качество жизни россиян, далека от докризисного периода. «Важная проблема состоит в том, что ближайших явных путей выхода в зону потребительского комфорта для большинства населения пока не просматривается», — сказал Логинов.

Рекорды потребительского кредитования

Адаптация к новой экономической реальности во время кризиса потребовала активизации всех имеющихся ресурсов. «На фоне исчерпания индивидуального и внутрисемейного «запаса прочности», дополненного сокращением социального​ капитала, в последнее время фиксируются рекордные объемы потребительского кредитования», — отметили авторы мониторинга.

Фото: Виктор Погонцев / Интерпресс / ТАСС

Доля денежных доходов, направленных на сбережения, в январе—сентябре 2018 года, по данным Росстата, составила 4,2% и стала минимальной с 2004 года. Снижение возможности сберегать обусловлено в том числе растущей необходимостью платить по кредитам физических лиц.

Более пятой части граждан (21,7%) испытывают трудности с возвратом полученных кредитов или опасаются возникновения таких сложностей в ближайшем будущем, следует из данных мониторинга за октябрь 2018 года. При этом в октябре 2015 года о таких затруднениях говорили 15,7% респондентов.

Значимой проблемой остается и то, что даже при возможности оплачивать услуги, воспринимаемые как необходимые (поступление в вуз, лечение заболеваний в их острой фазе), большая часть населения по-прежнему не может оплатить переквалификацию, дополнительное образование, скрининг здоровья, активный отпуск и т.п. «Возможности накопления ресурсов развития, обновления человеческого потенциала, выхода на желаемые стандарты стиля жизни являются существенно более дефицитными и не доступны значительной части респондентов, даже включенных в зону потребительского комфорта», — заключили эксперты.

Автор:
Юлия Старостина.

Источник